Рыбалка. Ловля на спиннинг, фидер, нахлыст, руками и зимой

О настоящей рыбной Охоте

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Оцените статью)
Loading ... Loading ...

Друзья, поплавочники и спиннингисты!
Немало есть способов ловли рыбы,
Однако, хочу Вам все же заметить,
Что все они будут лишь предпосылкой
К прекрасной и яркой рыбной охоте,
Дающие право веером пальцы
Небрежно держать в кругу дилетантов
И в этом же круге отмеривать локти.
Но вспомним восторги первых рыбалок:
Волненья поклевок, запахи, звуки, –
Как остро, до боли, все принималось.
Тогда Вы, коллеги, были поэты!
И я предлагаю забытые чувства
Вам всколыхнуть, в мастерстве приподняться,
С легким прищуром, с доброй усмешкой.
В круге ином растопыривать пальцы,
Петь серенады девам прекрасным
Об утре, о солнце, о белых туманах
И напрочь забыть о мешках – килограммах.

Голавль (Leuciscus cephalus)

Рыбалка нехитрая, с первого взгляда,
Объект немудреный, – это голавлик.
Обычная рыба, не так уж и редок,
Но не скажите, не прост, ох не прост.
Поведаю Вам, что однажды я видел.
Был месяц июнь. Пора сенокосов.
К полудню уж время. От зноя спасенье
Искал я в прохладе дерев у ручья.
Работой крестьянской и солнцем стомленный
Лениво за бегом воды наблюдал,
Слушал журчанье и ненароком,
Вижу голавликов двух: не спеша,
Даже, сказал бы я, деловито
Спрятались в тень от нависшего пня.
- Видимо, тоже от зноя спасенье
Ищут в прохладе. Что ж, будем соседи.
Божий твари, ни что им не чуждо, –
Так рассуждал я лениво, вальяжно.
О! На фоне неумных стрекоз и букашек,
Всюду снующих, куда-то спешащих,
Я ощущал себя наимудрейшим!
А как же! Еще бы! Но, как, бы не так!
Вижу, пескарики вниз по теченью
Кем-то гонимые весело плавятся,
Вот и гонители – стайка головликов,
Более мелких, видимых ранее.
С тенью от пня пескари поравнялись…
Поздно! Засада! Лишь муть по теченью,
Быстро сносимая, мне говорила:
Это не сон! Я свидетель облавы!
Ай, красноперые! Ай, да, коварные!
Видел я полную слаженность действий.
Мысленно крикнул охотникам «Браво!»
Мысленно шляпу пред ними снимал.

Эта история к слову пришлась.
Нахлыстом, спиннингом, перетяжкой
Можно потешить в какой-то мере.
Чью-то гордыню, и скажет несчастный:
Я Головлятник! – как он неправ:
Мне его жалко, так как сравнима
Ловля такая с ухой несоленой,
С картохой, на углях недопеченной.
И с хлебом сырым, и с солнцем холодным
С Фальшивой мелодией, с кислой улыбкой.
Ошибка, все это! Ошибка! Ошибка!
Чтоб быть Вам понятным позволю сравненье
Одно привести: медвежья охота,
Медведь на рогатине. «Вот дурачина!»
Мыслью такою проникнутся многие:
Видимо «башню» снесло у писателя!
А не скажите, братья-крючечники!
Вот, что я как-то читал у Черкасова:
«… Ярость медведя пронзенного пикой.
Сравнима с усильями рыбы огромной,
В пучине пронзенной острогой рыбацкой.»
Но требует, знать, хладнокровья поболе.
И крепости рук, смекалки, сноровки.
Кого мы теперь назовем медвежатником.
Того ли, кто в мишку бьет с расстояния.
Пулей незримою, быстролетящею
Или того, кто берет на рогатину.
Зверя опасного, мужеством, ловкостью
В трудном, но честном бою побеждая?
Вот и в рыбалке: не всяк Головлятник!
Но, если, рогатина сестры с острогой,
То и рыбалка с охотою сестры.

И так, об охоте за рыбой коварной.
На что же ловить мы головлика будем?
Вопрос не из праздных, голавль всеяден.
А будем ловить мы на всех насекомых
Головочку нежно им пригибаем,
Потом в сочлененье крючочек заводим,
А тельце по ходу цевья нанизаем.
И смотрим, чтоб жало не вышло из попки.
Расправим опрятно помятые крылья, –
Голавлику эдак будем приятно.
Слюну подкатившую, можно сглотнуть
Учитесь терпенью, мы не на острове.
Но самой вкуснятиной голавлиной
Сверчка я считаю: ему предпочтенье

В первенстве блюд я б отдал без сомненья.
Но, друг мой любезный, поэт неизвестный,
С зажженной в груди искрой любопытства
Ты лишь на пороге здоровых эмоций.
К чему это я? А к тому, что на деле
Добыть для рыбалки разных букашек
Не так уж и просто, как может казаться.
Стань энтомологом добровольно:
Знание время и мест обитаний,
Массовый лет, их инстинкты, привычки,
Книжные знанья, свои наблюденья
Опыт людей, – и труд без сомненья
Вознаградится. Будь любознательным.
Кстати, считаю, к ловле кузнечиков
Женщин привлечь уместно прелестных:
Позы, движения их неумелые,
Снятые скрытно на кинокамеру
Стоят не меньше пяти килограммов,
Рыбы к поимке нам разрешенных.
А в мае веселом кипит Природа!
Сплетаются запахи, краски и звуки
В здоровом начале любви и движенья…
Однако, прервусь. Боюсь нафальшивить.
К чему помянул я про буйство природы?
К тому, что ожили букашечки разные
И в этом прекрасном движеньи любовном,
Забыв обо всем, шумно падают в воду
Ах! Бедные бабочки, бедные мошечки:
Павши, подняться с воды не под силу.
Быстро и тщетно трепещут крылами,
Но этим, как раз, они рыб привлекают.
Стоп! Заострите на этом вниманье:
Чем привлекают? Своим трепыханьем!

Вот насадив кузнеца или бабочку,
Кистью играя, кончик удилища
Мелко трясем, и на водной поверхности
Мы имитируем трепыхание
В воду упавшей глупой букашечки
Снасть наша будет просто устроена:
Леска, крючок и легчайший удильник.
(Проще устроена только дубина,
Море эмоций в себе заключая)
Нашу игру замечает голавлик:
Если не пуганный – схватит немедленно,
Если пугливый – сначала покружится:
Любит паршивец, испытывать нервы.
Вот, неспеша он берет угощенье,
Мысленно хвалит себя за сноровку:
– Я, не налим, – я смелый и ловкий!
Какой же он глупый: а смелый и ловкий
Фантомом речным всегда появляется,
Стремительно, дерзко бросок совершает:
Хлопок с пузырями и волны кругами
А, что Головлятник? Чего же он медлит?
Заснул ненароком, терзают сомненья?
Нет. Это выдержка и хладнокровье!
Не время еще любоваться добычей,
В восторге целуя в ноздрю красноперого
Не спит Головлятник, удочку ниже
К воде опускает и выжидает:
Голавль не сразу наживку глотает
Ударом хвоста иль движением тела
(Мгновенье глазами узреть невозможно)
Топить норовит беззащитную жертву
Там, в толще вод, он ее недвижимую
Рассмотрит, оближет и перцем посыпет:
Гурман, что поделать, такая натура.
Нам же движения лески подскажут,
Когда он насмотрится там и налижется
Леска провисшая вдруг натянулась,
А мы попускаем, она замирает
Опять натянулась, – опять попускаем:
Движения ровного ждем-выжидаем
Вот и дождались. Незримою - силой
Ведома! Живая! Сердце трепещит
Наш разум кричит: Тяни! Нет терпенья!
Не слушаем разум, – зренье и нервы!
Подсечку короткую против движенья
Кистью умелою, мы выполняем
Вот оно! Вот оно! Сопротивленье!
Удочка гнется, рука в напряженьи,
Разум отключен, эмоции в сторону.
Тянем красавчика без церемоний,
Крепостью снасти силу ломаем
Вот он горит, краснопер черноспинный,
Широко пасть свою раскрывая
Все на колени! Пред Вами Царь-Рыба!
Тщетно свидетелей взглядом мы ищем
Грудь разрывается в буре восторгов
Браво поэт! Я с тобою, с почином!

Трофей свой уложим в походную сумку,
Она на боку, в ней же емкость с наживкой
Пардон! Оговорка: ягдаш, а не сумка, –
Охотники мы. Успех окрыляет,
Торопит, толкает, как женщина мужа:
– Родимый, не медли, фортуна за нами…
Рука потянулась невольно к наживке,
Хотя ей конманд никаких не давали
Разум от встряски в полной прострации
Надо остыть. И другую рукою
Первую держим, потом вспоминаем
Май не декабрь, и на воздухе теплом
Рыба испортится, – нам это нужно?
Травкой зеленой, конечно травою
Нежно, любовно трофей упакуем.
Вот она, благость – все под рукою:
Скачет, летает наживка любая.
Плавает рыба у нас под ногами,
Зелень поможет труды сохранить,
Раны залечит, живот укрепит,
Чаем напоет, от солнца укроет, –
Много полезностей дарит округа,
Лишь бы с любовью к ней, ласковым другом
Добрая, нежная Мама-Природа
Сиськи нам, детям, свои подставляет.
Мы же – сосем ее, топчим и рубим,
Химией травим, мусором гадим.
Что мы за дети? Как не родные!
Братья и сестры! Это же – Мама!
Волненья унялись. Продолжим охоту.
Нетоптаный берег. Рай головлиный.
Деревья, кустарники – все захламили
А далее скажет поэт Менделеев:
«… Немало их пало безжизненно в воду
И этим теченье ее преградили.
… Прелесть природного неблогоустройства
С великой пригодностью для живописца»
Лучше не скажешь, жаль, что он химик.
Сперва налегке мы пройдемся по дебрям.
Посмотрим подходы, возможность заброса.
Задача простая: пройти незаметно
Для рыбы пугливой и рыболов
Правда, бывает, обидно, досадно:
Ты и на цыпочках, ты и на присядках,
Кошке подобный к жертве крадешься
Сделано все, ты играешь с голавликом, –
Сзади ж детина, подобная трактору
Ломится с треском, пенек неотесанный
Скучно ему, поздороваться хочет…
В эту минуту, – была бы граната!…
Так, что свидетелей нам нежелательно.

Сказ – не рассказ мой идет к завершенью
Но не кончается жизни река.
Помните, где-то в тени, под корягой
Прячется хитрый, пугливый голавль
Много крючками воду секущих
Много жующих, – мало поющих.
Где ж ты дружище, поэт-Головлятник?
Где твоя смена, стайкой веселой
Пьющая утром живые молоки
Белых туманов, лети восходов?

Вячеслав Вериго
Автор: Вячеслав Вериго

загрузка...
ВКонтакте
FaceBook

Комментировать статью «О настоящей рыбной Охоте»


Рекомендуем к прочтению:

Подпишись на обновления:

Раздел: Рыболовные истории